Приколы и юмор,
открытки и девушки


Как резидент НКВД в Германии провалился в пьяной драке

Добавлено: 22.06.22
Автор: Admin

Комментарии (0)

Осенью 1939 года Амаяк Кабулов, сотрудник НКВД, был назначен советником берлинского посольства Советского Союза. Он был не самым способным специалистом с пятью образовательными степенями и даже не говорил по-немецки. Легенда гласит, что он начал свою карьеру с пьяной драки на дипломатическом банкете. Это, конечно же, сразу привлекло внимание немецкой контрразведки. Приняв в свои ряды неопытного, но амбициозного агента, вермахт снабжал Москву дезинформацией.

Как резидент НКВД в Германии провалился в пьяной драке

.

[История сталинских агентов в Германии началась в сентябре 1939 года, когда брат Богдана Кобулова, суровый и авторитарный заместитель Берии, прибыл в Берлин. Собственно, это и послужило причиной ответственного назначения не очень ответственного советского агента. Амаяк Кабулов вырос в Тбилиси и учился в 5 классе коммерческого училища. В начале XX века в Российской империи у него было гораздо больше возможностей расширить свой личный кругозор - те же средние, коммерческие и специальные учебные заведения. Правда, позже, когда Амаяк был в окружении Берии, ему все же пришлось символически пройти курсы в Центросоюзе и Комвузе.

Глава НКВД не терпел необразованных и плохо обученных подчиненных. После непродолжительного опыта работы бухгалтером на родине, будущий агент в 1927 году поступил на работу в финансовый отдел Закавказского ОГПУ, где работал его брат. Набравшись опыта в органах, занимающихся экономическими преступлениями, он все же поднялся до должности начальника отдела в августе 1937 года. Конечно, не без того, чтобы дергать за ниточки. С приходом Берии на пост народного комиссара внутренних дел его карьера и карьера его доверенных лиц, особенно Кобулича, пошла в гору. Так Лаврентий Павлович называл своего доверенного лица Богдана Кобулова. С первых дней после воцарения вождя на троне НКВД Кобулич был, пожалуй, самым активным исполнителем Лаврентия в следственных делах. Он пытал и бил с особым рвением, традиционно используя свое любимое орудие пыток - дубинку. Благодаря родственным связям Амаяк был назначен начальником районного отдела НКВД, затем исполняющим обязанности абхазского народного комиссара внутренних дел и даже несколько месяцев служил первым заместителем украинского народного комиссара.


верный соратник Берии Богдан Кобулов.  

Сталинский разведчик в Германии Перед отъездом в Берлин Кобулов был четко проинструктирован старшими товарищами. Ему объяснили, что главная задача резидентуры - вербовать людей, близких к правительству Гитлера, и затем получать от них необходимую информацию. Но никто не задумывался и не рассматривал важный вопрос о том, как русскоговорящий грузин с сильным кавказским акцентом мог убедить высших немецких чиновников предать фюрера. Через переводчика? Возможно, жесткий НКВД привык быть предельно тактичным в общении с представителями грузинского народа, приближенными к верхушке. Даже напутственные слова родственнику от имени брата Богдана остались в тайне. Стенограмма беседы не сохранилась, но можно предположить, что он посоветовал Амаяку чаще читать работы Ленина и Сталина и не соблазняться приманками капиталистического окружения.

Когда в 1939 году Амаяк отправился в Германию в качестве резидента НКВД, он числился там советником начальника полиции и подписывал свои отчеты псевдонимом Захар. Такое прозвище он дал себе после того, как быстро освоился на новом месте и обнаружил, что работа в разведке не так уж сложна. Немцы, со своей стороны, смотрели на вещи иначе. Из-за некомпетентности недавно нанятого агента они в течение нескольких дней установили, что он принадлежал к отделу, в котором не имел никакого опыта работы в разведке. В Берлине Амаяк Кобулов тесно сотрудничал с Чрезвычайным и Полномочным Послом Деканозовым (в действительности Деканозишвили). Последний также не был известен как лингвист и не читал "фашистских" газет.


Через несколько месяцев Захара ловко свели с Орестом Берлинкс, латышским корреспондентом, который, как узнал Амаяк, имел обширные связи среди красавиц империи. Вскоре он нашел в столице Германии большую группу русскоговорящих немцев, готовых за солидную плату удовлетворить нерассуждающее любопытство грузина. В ловко раскинутую сеть попали и представители белых иммигрантов, которые желали роста и процветания для своей покинутой родины. Удивительно, но вся информация, полученная Амаяком Захаровичем, полностью совпала с политическими надеждами советского генерала.


Кобулов (второй слева) и Деканозов (в центре).

Двойные агенты абвера Захар восхитился новым знакомым, посвятил его в личные расследования под позывным Лицеист и даже выделил солидную стипендию за сотрудничество. Фактически, латыш напрямую подчинялся немецкому руководству. Все отчеты, которые Амаяк отправлял в Москву от своего имени, руководство принимало за чистую монету. И это неудивительно, ведь они стали правдой. Другое дело, что немецкие шпионы через литсекретаря намеревались напрямую дезинформировать Сталина. Судя по рассекреченным архивным документам, сигналы, посылаемые из Берлина о характере военных приготовлений вермахта на границах СССР, были особенно катастрофическими. По словам двойного агента, они использовались Гитлером только как рычаг давления на Москву для получения определенных уступок. И надо успокоиться и ждать ультиматума Гитлера. Сегодня невозможно с уверенностью сказать, последовал ли Сталин рекомендациям бериевских "информаторов", но есть подозрение, что "ультиматум" от 22 июня поставил точку в работе советского диктатора.

Вместе с представителями советского посольства в июле 1941 года Амаяк Кобулов прибыл к нему домой. Не было ни наград, ни благодарности, а белые эмигранты в Берлине шептались о скорой казни Захара. Этого не произошло. Однако в этот момент стало ясно, что все агенты, которых Амаяк Кобулов мог легко завербовать, были напрямую связаны с немецкой контрразведкой"[/i].


Амаяк Кобулов со своими немецкими "коллегами"
.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив